Почему мы обращаем особое внимание на долгосрочную перспективу

Благотворительный фонд Raising for Effective Giving финансирует лучшие организации, которые решают наиболее остро стоящие проблемы. Но какая проблема сегодня самая актуальная? В этой статье мы хотели бы объяснить, почему мы отдаем предпочтение действиям, ориентированным на долгосрочный результат. Особенно, если они призваны предотвратить наихудшие исходы, которые могут принести массу страданий.

Нам нужно думать об альтруизме с точки зрения ожидаемого результата

Что отличает нас от других благотворительных организаций, так это то, что при выборе способа делать добро мы исходим из расчетов ожидаемой ценности. Это работает так же, как определение прибыли от инвестиций или ожидаемый выигрыш за покерным столом. Это важный инструмент принятия решений, если вы хотите, чтобы ваше пожертвование принесло максимально возможную пользу.

Мы также считаем необходимым быть нейтральными к риску, когда речь идет о благотворительности и альтруизме. Когда дело касается финансов, имеет смысл оценить первые $10,000 выше, чем следующие. В этот момент за самое необходимое вы уже заплатили. Однако на спасение жизней, борьбу с болезнями или повышение уровня жизни этот принцип «убывающей отдачи» не распространяется. Сотая вакцинация, например, столь же ценна, что и первая. Это говорит о том, что так называемые «благотворительные авантюры» действительно имеют право на существование. Подобные мероприятия редко имеют высокие шансы на осуществление, но, претворенные в жизнь, способны в корне изменить ход событий. Рассмотрим стратегию, подобную венчурному капитализму.

Будущее содержит в себе невероятный потенциал

Если относиться к рассуждениям об ожидаемой выгоде серьезно, с точки зрения альтруизма будущее становится невероятно важным. Если нам не подвернется удобного случая от чего-нибудь вымереть, жизнь на Земле может просуществовать еще много поколений, прежде чем наша планета станет для нее непригодной. По последним оценкам, это произойдет примерно через миллиард лет. Учитывая нынешнюю численность населения Земли (около 10 миллиардов) и среднюю продолжительность жизни (около 100 лет), наши наследники будут насчитывать 10^7 (сто квадриллионов).

Однако это выглядит чересчур оптимистичным. Если оценить вероятность вымирания человечества в 0,1% в год, у нас остается 4600 лет, прежде чем общий риск вымирания достигнет 99%. При таком развитии событий и с такими исходными данными можно ожидать появления еще 105 миллиардов человеческих потомков. Это примерно столько же человек, сколько когда-либо жило на Земле до сих пор, – все еще огромное количество.

Это притом, что в данных расчетах не учитываются ни животные (домашние и дикие), ни потенциальные цифровые формы жизни, ни возможность колонизации человеком космического пространства. С учетом стремительного развития технологий, в долгосрочной перспективе такое развитие отнюдь не исключено. На практике все подобные расчеты в значительной степени умножаются, что делает будущее еще более значимым.

Важно осознавать, что все эти будущие жизни могут быть счастливыми, а могут быть наполнены страданиями. Поэтому если мы способны хоть в малейшей степени изменить траекторию развития человечества, это оказало бы огромное влияние на грядущие поколения. Таким образом, мы полагаем, что мероприятия, направленные на отдаленное будущее, потенциально являются более эффективными и выгодными для инвестиций, чем ориентированные на нынешнее поколение.

Из таких вкладов в будущее можно извлечь определенную выгоду. Однако невозможно видеть полную картину, сбрасывая со счетов вероятность того, что подобные улучшения вообще осуществятся. Сильно ли верится в то, что мы способны значительно менять будущее?

Оно в наших руках

Если посмотреть на историю человечества, то, судя по всему, действительно существуют способы оказывать отложенное влияние на развитие цивилизации — хорошо это или плохо.

Технологии

Новые изобретения неоднократно в корне меняли наш образ жизни. Аграрная революция, вероятно, привела к возникновению первых городов и появлению частной собственности. Промышленная революция впервые позволила значительной доле людей избежать мальтузианской ловушки. Цифровая революция дала нам возможность общаться и обмениваться информацией со скоростью света.

Однако характер подобных событий не всегда позитивный. Некоторые считают, что охотники и собиратели были счастливее своих потомков, и что миллиарды животных пострадали от промышленного сельского хозяйства. В XX веке с развитием ядерных технологий перед нами открылась возможность спровоцировать собственное вымирание.

Никого не удивляет, что темпы технологического развития со временем растут. Это значит, что впереди нас ждет еще не одна подобная революция. Сегодня первым претендентом на эту роль считается искусственный интеллект. Таким образом, если мы сможем повлиять на ход этих изменений, то в некоторой степени сможем определить, как будет развиваться будущее.

Институты

Формальные общественные институты как правило оказывают огромное влияние на жизнь поколений. Сформированные однажды, трансформируются они медленно, при этом имея сильное влияние на наше поведение. Конституция США может служить хорошим примером прочного института, который на протяжении веков регулировал человеческое взаимодействие, и, вероятно, стал положительным поворотным моментом. Однако институты, как и технологии, могут нести в себе серьезную угрозу. Институт рабства в ответе за боль и унижения многих поколений. Диктатуры по сей день сеют страдания и смерть в огромных масштабах.

Таким образом, если бы нам удалось изменить к лучшему институты, это могло бы принести огромную выгоду. Например, мы могли бы укрепить системы глобального сотрудничества и совершенствования организационных решений. К сожалению, мы до сих пор имеем весьма смутные представления о том, каким образом это осуществить.

Ценности

Если институты оказывают влияние посредтвом определенных стимулов, то ценности — это то, чему люди следуют из собственных внутренних побуждений. Тем не менее, они похожи на институты тем, что являются достаточно инертными, при этом значительно определяя поведение человека. Опять же, можно выделить ценности, которые способствуют процветанию жизни, а также ценности, которые противоречат этой самой цели. Можно считать, что социальные ценности сильно изменились к лучшему за последние столетия. Вспомнить хотя бы эмансипацию женщин и чернокожих. Однако такие изменения не являются неизбежными. Это скорее результат согласованных действий.

Мы могли бы продвинуться дальше в этом направлении. Если бы мы смогли привлечь внимание к отношению к животным или альтруизму в целом, это могло бы положительно сказаться на жизни многих грядущих поколений.

Заключение

В нашем распоряжении мощные рычаги воздействия на отдаленное будущее. Учитывая то, насколько высоки ставки, этим вмешательствам не нужно радикально менять траекторию нашего развития, чтобы иметь очень высокую ожидаемую ценность — им нужно только обладать высокой возможностью внести существенный вклад. Это то, к чему мы стремимся.

Именно для этого мы недавно открыли фонд REG. Несмотря на то, что управлять распределением пожертвований было возможно всегда, фонд REG делает этот процесс более прозрачным. Мы имеем четкую цель и идем к ней через прозрачный процесс предоставления грантов. Мы делаем акцент на мероприятиях, способных уменьшить вероятность неблагоприятных результатов, связанных с применением передовых технологий. В этот критический период развития нашей цивилизации трудно представить что-либо более важное.


Дополнительные источники

 


Приложение 1: Прочие предположения

Пока у нас есть веские причины верить в это всеобщее дело, мы можем делать некоторые предположения о том, что является действительно важным.

Нельзя не брать в расчет грядущие поколения.

Экономисты зачастую обесценивают отложенную выгоду. Вы вероятнее предпочтете $100 прямо сейчас, чем $110 через 10 лет — и будете правы. Однако большинство философов считают, что, когда речь идет о жизнях, это перестает работать. И мы склонны с ними согласиться. Кажется невероятным, что то, когда мы родились, имеет какое-то моральное значение, или что люди, жившие тысячу лет назад, могли пренебречь нашей судьбой, если бы у них была возможность повлиять на нее.

Человекозависимый взгляд, скорее всего, неверен.

В демографической этике существует мнение, что моральный вес имеют только существующие жизни (или те, которые обязательно будут существовать). Нам эта точка зрения не кажется правдоподобной. Спросите себя: предпочли бы вы улучшить условия жизни одного человека сейчас или тысячи человек, которые, вероятно, будут жить через сто лет? (См. также проблему неидентичности.)

Приложение 2: Почему мы и дальше будем поддерживать благотворительные организации, которые пытаются облегчить глобальную нищету и улучшить условия для животных?

Мы полагаем, что отдавать приоритет благотворительным организациям, ориентированным на долгосрочную перспективу — наиболее обоснованная позиция. Тем не менее мы прекрасно понимаем, что некоторые разумные люди могут с нами не согласиться. С одной стороны, из-за того, что они (отчасти) не согласны с рассуждениями об ожидаемой ценности, с другой — потому что занимают другую этическую позицию или имеют отличную от нашей модель мира. Дабы учесть эти разногласия, мы продолжаем рекомендовать благотворительные организации, идущие другим путем, в основном в областях глобальной нищеты и защиты животных. Для них мы в значительной степени будем полагаться на опыт и мнение GiveWell и Animal Charity Evaluators. Обе эти организации, в свою очередь, предлагают помощь нашему фонду.