Не все фонды одинаковы

Одни благотворительные организации мощно меняют мир в лучшую сторону, другие же не оказывают не оказывают никакого воздействия. Звучит странно: всё потому, что фонды тщательно прорабатывают презентации для сбора средств; в основе их лежит подробное описание того, как ваше пожертвование сделает хорошее дело. Но доводилось ли вам когда-нибудь проверять заявления фондов, требовать свидетельства изменений? Если нет, вы не одиноки. От благотворительных организаций редко ждут доказательств того, что их действия спасают и облегчают жизни, содействуют благополучию.

Взглянем, для примера, на PlayPump — водяной насос, похожий на детскую карусель. Организация стремилась обеспечить сельские общины в Африке более надёжным средством для выкачивания чистой, свежей воды, пока играют дети. Насосы PlayPump, считавшиеся важной новинкой и верным способом помочь беднякам, привлекли много внимания со стороны звёзд и международных компаний, вместе собравших огромные суммы. Интуитивно разработка казалась прекрасной идеей. Так продолжалось до тех пор, пока UNICEF не провела тщательную проверку, вскрыв множество проблем. Насосы, как выяснилось, не только не смогли оказать положительного эффекта, но и усложнили жизнь тем, кому были призваны помочь. Дети тратили на игру с каруселью слишком много сил, и в конце концов вся забота легла на плечи женщин. Более того, карусели оказались дороже, менее функциональны и более сложны в обслуживании, нежели ручные насосы, которые они заменили. Спустя какое-то время стало ясно, что механизм вроде насоса, рассчитанный на прямое вытеснение, будет работать иначе, если к нему применить устройство карусели, где вращение продолжается за счёт кинетической энергии. В равной степени очевидным видится и проведение испытаний перед массовой установкой. Несмотря на то что деятельность организации приносит больше вреда, чем пользы, она до сих пор работает и ей до сих пор можно пожертвовать деньги. Это показывает, что, не спрашивай и не интересуйся мы практическими результатами, наши средства и время будут потрачены попусту.

Отсутствие доказательств

Причина, по которой фонды не могут или не хотят предоставить качественные доказательства полезности своей работы, кроется в том, что мы, дарители, их редко об этом спрашиваем. Мы, быть может, жертвуем, когда нас об этом просят, когда мы хотим поддержать друга или члена семьи или направить средства на решение проблемы, затронувшей нашу жизнь. Изучая наши благотворительные привычки, фонды концентрируют свои усилия и ограниченные ресурсы на тех методах, которые привлекают больше всего пожертвований. Поэтому, вместо того чтобы бросить силы на сбор данных о результативности (о которых никто не спросит), благотворительные организации создают эффективные маркетинговые материалы, рекламирующие их работу. GiveWell, тщательно оценивающая деятельность фондов, пишет: «Поскольку мы не требуем от благотворителей отчётов об эффективности, существует, вероятно, множество фондов, которые продолжают привлекать и тратить деньги, нисколько не улучшая мир». Осознав, что не все фонды приносят благо, вы можете задаться вопросом: насколько важна эффективная благотворительность?

Эффективность важна, крайне важна

Мы живём в обеспеченных, политически стабильных, с развитой наукой странах, где не нужно думать, чем покрыть базовые нужды; у нас есть доступ к водопроводу и канализации, образованию, медицине. Даже если вы не считаете себя состоятельным человеком, даже если вы зарабатываете меньше $11 тысяч в год (прожиточный минимум в США), вы всё равно обеспеченнее 85% населения Земли. Изменить жизнь тех, кому повезло меньше, не стоит больших денег, потому что одни меры гораздо эффективнее других. Возьмём, например, здоровье. По оценкам GiveWell, $7500, направленные в Фонд борьбы с малярией (AMF), могут спасти одного человека от гибели. Да, сумма кажется немаленькой, но, согласно имеющимся доказательствам, это один из самых эффективных способов сохранить кому-то жизнь в развивающейся части мира. Можно сравнить её с тем, сколько стоит спасти жизнь в богатой стране вроде США — от $790 тысяч до $13 млн в зависимости от возраста. Если мы верим, что жизнь человека, где бы он ни родился, имеет одинаковую ценность, становится ясно: направив деньги в Фонд борьбы с малярией, мы спасём больше жизней. Кроме того, AMF является прекрасным примером того, сколько добра мы можем сделать, просто запросив отчёты о проделанной работе. У вас есть возможность в буквальном смысле спасти чью-то жизнь. Но как мы поняли, недостаточно просто делать пожертвования — нужно делать их эффективно.

А чтобы делать их эффективно, нужно выявить проблему, которую мы намерены решить, выяснить, как используются наши деньги, сравнить стоимость и эффективность самых разных мер. Это непросто, но к счастью, несколько исследовательских институтов и организаций, таких как GiveWell, Animal Charity Evaluators, Open Philanthropy Project и Институт фундаментальных исследований, изо всех сил стараются сделать эту информацию доступной. Команда REG пользуется ей для того, чтобы установить:

  1. На решение каких проблем направить усилия.
  2. Как оценить деятельность фондов и установить, какие справляются с работой лучше всего.

Вторая часть руководства расскажет, на каких проблемах заострить внимание. Мы также обсудим методы, которые помогут с выбором направления.

Часть 2: Какие направления поддерживать?


Дополнительные материалы

Подробнее ознакомиться с идеями эффективной благотворительности вам помогут ресурсы ниже.